Недобросовестный истец в арбитражном процессе

Важная информация и советы на тему: "Недобросовестный истец в арбитражном процессе". В статье собраны ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы все же не найдете ответ, или необходимо актуализировать информацию, то обращайтесь к дежурному юристу.

Недобросовестный истец в арбитражном процессе

Недобросовестный истец в арбитражном процессе

Злоупотребление ими лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 41 АПК РФ ). Из этого следует, что злоупотребление правом: это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав; формально злоупотребление процессуальным правом выглядит как правомерное действие; оценка этих внешне правомерных действий будет дана судом, и в случае, если суд посчитает нужным, он применит предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия.

Злоупотребления в процессе

Мы уже писали про злоупотребление гражданским (материальным правом).

[1]

Тема данной статьи — злоупотреблением процессуальными правами . Но при этом мы не хотим научить вас злоупотреблять своим процессуальным правом, а предлагаем научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны.

В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения.

Только по сути

Суды все больше внимания уделяют тому, с какой целью истец и ответчик используют свои права и как исполняют процессуальные обязанности.

Подтвердить факт злоупотребления получается далеко не всегда. Бороться со злоупотреблением со стороны оппонента помогут примеры из судебной практики.

Недобросовестный участник процесса создает видимость, что действует правомерно и реализует свои процессуальные права исключительно с целью собственной защиты.

Злоупотребления правом в арбитражном процессе

Каждый должен осуществлять свои права добросовестно. Но это правило далеко не всегда соблюдается участниками арбитражного судопроизводства.

В данном случае работает другой принцип — на войне все средства хороши, тем более что АПК РФ не содержит каких-либо действенных методов борьбы с субъектами, злоупотребляющими своими процессуальными правами. Да и сама борьба с таким злоупотреблением порой может сыграть на руку противнику.

Злоупотребление процессуальными правами и затягивание принятие судебных решений

Затягивание судебного разбирательства — это форма злоупотребления процессуальными правами, состоящая в совершении умышленных действий, внешне соответствующих закону, однако направленных исключительно на максимальную отсрочку принятия итогового судебного акта и выдачу исполнительного листа, либо совершения определенного процессуального действия.

Существует классификация средств и способов затягивания процесса, среди которых выделяются активные (предъявление самостоятельного иска, до рассмотрения которого невозможно рассмотреть конкретное дело, а также встречного иска; обжалование промежуточных определений, принятых по делу) и пассивные (ходатайство об отложении дела для представления новых доказательств, ходатайство о назначении экспертизы, заявление о фальсификации доказательств) способы.

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Изложенное в этом материале также можно рассматривать как возможность научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны. В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения.

Уметь предугадывать следующий шаг контрагента в процессе и быть готовым к нему. Избежать обвинения в злоупотреблении своими правами.

Результат спора в суде, как правило зависит от того, насколько организации смогут документально подтвердить обоснованность своей позиции по спорному вопросу.

Тем не менее, даже самая обоснованная точка зрения в состязательном процессе неизбежно натолкнется на аргументированное противодействие ответчика. Достигнуть положительного результата может помочь грамотно выбранная тактика представления суду доказательств, в том числе письменных.

Оппонент в суде намеренно тянет время

Довольно часто участник арбитражного процесса заинтересован даже не в том, чтобы выиграть дело, а в том, чтобы его максимально затянуть.

Волокита, как правило, выгодна ответчику и третьим лицам, выступающим на его стороне, так как она позволяет отдалить «час расплаты» с истцом.

Но к тактике затягивания дела прибегают и истцы – чаще всего в случаях, когда они заинтересованы не столько в удовлетворении иска, сколько в том, чтобы парализовать деятельность ответчика и оказать на него давление.

Недобросовестный истец в арбитражном процессе

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет, он наработан практикой; цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, и вступлению его в законную силу. Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. То есть грань между защитой своих прав, предусмотренными законом способами, и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

ВС РФ разъяснил применение судами принципа добросовестности

Новшество состоит в том, что постановление разъясняет механизм реализации данной нормы. Так, если суд усматривает признаки недобросовестности одной из сторон, он должен при рассмотрении дела вынести на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

Если недобросовестное поведение стороны будет установлено и доказано, суд имеет право полностью или частично отказать ей в защите принадлежащего ей права, поскольку по нормам статьи 1 Гражданского кодекса РФ «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». Однако в постановлении отмечено, что по общему правилу, установленному пунктом 5 статьи 10 Гражданского кодекса РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Хотя эксперты опасаются. что предоставления судьям права самостоятельно определять добросовестность сторон в процессе может нарушить принципы состязательности, в целом они положительно оценили инициативу ВС РФ. Так, секретарь пленума ВС Виктор Момотов отметил:

Понятие добросовестности и ее особенности в арбитражном процессе (Белов В

Толковый словарь русского языка.

М. Азбуковник, 1999. С. 169. Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права.

1916. N 6. Единая модель честного поведения в гражданском обороте отражена в презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ ), а также требовании о необходимости реализации указанного принципа на практике (п.

Представление интересов в арбитражном суде

Однако недобросовестный ответчик может использовать это право с целью затягивания процесса. Одной из задач арбитражного процесса является примирение сторон.

Суд принимает меры к примирению сторон, содействуя им в урегулировании спора, как на стадии подготовки дела, так и в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 138 АПК РФ). После привлечения профессионального медиатора этой процедуре отводится еще большее значение.

Читайте так же:  Договор бесплатной поставки образец бланк

Злоупотребления правом в арбитражном процессе

Этой же статьей предусмотрено право арбитражного суда отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Только по сути

Первая инстанция в удовлетворении ходатайств отказала, указав, что истец вправе выбирать суд при предъявлении иска к нескольким ответчикам.

Вопрос о том, является ли ответчик надлежащим, нужно рассматривать в ходе судебного разбирательства.

На изменение подсудности он не влияет. Апелляция с таким подходом не согласилась, отметив, что Роспатент привлечен в процесс в качестве соответчика произвольно, разрешение спора не повлечет для него никаких правовых последствий, требований к нему не заявлено.

Злоупотребление процессуальными правами и затягивание принятие судебных решений

В Арбитражный суд Приморского края Адрес: 690990, г.

Владивосток, ул. Светланская, 54 Тел./факс 8(395-2)24-12-96; 8(395-2)24-15-99 Истец: ОАО «Российские железные дороги» Адрес: 690091, г.Владивосток, ул. Алеутская, 6 Тел./факс: +7 (4232) 210398 Ответчик: ОАО «Владивостокский морской торговый порт» Адрес: 690950, Приморский край, г.Владивосток, ул.Стрельникова, 9 Тел.

Злоупотребления в процессе

Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет. Этот перечень наработан практикой; г) Цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, вступлению его в законную силу.

Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. Т.е. грань между защитой своих прав предусмотренными законом способами и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

ВС призвал суды следить за добросовестностью сторон

Верховный суд РФ призывает суды занимать активную позицию в гражданских процессах для обеспечения добросовестного поведения сторон и соблюдения прав всех участников процесса. По мнению авторов постановления о вопросах применения некоторых положений раздела I первой части Гражданского кодекса РФ, это не нарушит соревновательности процесса и приведет к реальному, а не формальному соблюдению принципа равенства сторон.

Пленум Верховного суда РФ принял постановление о вопросах применения некоторых положений раздела I положений первой части Гражданского кодекса РФ. Первый раздел проекта в первую очередь напоминает нам о том, что в гражданском обороте должен действовать принцип добросовестности», – говорил зампред Верховного суда и председатель коллегии по гражданским делам Василий Нечаев.. Под ним в документе подразумеваются действия, учитывающие права и законные интересы другой стороны, содействующие ей, в том числе, и в получении всей необходимой информации.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только по заявлению оппонента, но и по инициативе суда, в случае, когда «усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения». Если это происходит, суд «выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствуют о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались», говорится в тексте постановления. В случае установления недобросовестного поведения, суд может частично или полностью отказать стороне в защите принадлежащего ей права.

Авторы проекта просили разделять юридическое понятие «добросовестности» (учитывание интересов других сторон) и ее моральный аспект. Общих критериев «недобросовестности» нет, уточнил Нечаев, все будет зависеть от обстоятельств дела. Судья Сергей Романовский привел в пример случай, когда гражданка вступила в кредитный кооператив, взяла кредит, выплачивала его год, а потом, попав в сложные финансовые обстоятельства, решила оспорить свое членство, поскольку оно не до конца было оформлено документально. «Это явный пример недобросовестности», – считает Романовский.

Мнения юристов, оценивающих эту инициативу, разделились. Одни полагают, что нововведение позволит суду занимать активную позицию, другие думают, что оно нарушит принцип состязательности гражданского и арбитражного судопроизводства и заметно усилит патернализм в праве. Судья ВС РФ Иван Разумов уточнил, что соревновательности процесса это разъяснение не отменяет, и любая из сторон, которую обвиняют в недобросовестности, вправе предоставить доказательства обратного.

Секретарь Пленума, судья ВС РФ Виктор Момотов считает, что наметившаяся тенденция, когда суд призывают занимать активную позицию, «не деформирует принцип состязательности сторон, а гарантирует право на справедливое разбирательство» и позволяет уйти от «формального соблюдения равенства сторон к реальному». Его поддержал один из авторов постановления, доктор юридических наук, профессор Евгений Суханов. «Это борьба с формализмом, – считает он, – если люди не могут позволить себе профессионального юриста и ошибаются в квалификации при подаче иска, суд может помочь и переквалифицировать его самостоятельно».

Злоупотребление правом на предъявление иска и манипуляция с подсудностью

Два частых способа, которые используют недобросовестные участники арбитражного процесса.

Злоупотребление правом на предъявление иска

Обращение в суд — это способ добиться защиты нарушенных прав или законных интересов, как говорит ст. 4 АПК РФ. Но бывает так, что судебные процессы инициируются в целях, не связанных с защитой законных интересов или нарушенных прав. Недобросовестный истец может пытаться использовать право на предъявление иска в других целях. Рассмотрим примеры.

Предъявление иска в целях обогащения

Из практики. Рассматривалось дело против ООО «Икра». Истица обратилась в арбитражный суд Рязанской области с требованием о взыскании с ответчика необоснованного обогащения. Несмотря на наличие соответствующей переписки и факта использования в дальнейшем разработанного ответчиком дизайн-проекта при ремонте офисов, истица утверждала, что не давала ответчику поручения на разработку этого проекта. Решением суда, оставленным в силе судом апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано. Оценив материалы дела, доводы представителей сторон, показания свидетелей, переписку, и исходя из положений ст. 68 и ст. 71 АПК РФ, суд правомерно квалифицировал действия истца как злоупотребление процессуальным правом в виде подачи иска. Суд счел, что истица пыталась неосновательно обогатиться за счет ответчика, а ответчик реально сделал дизайн-проект офиса, передал его, истица приняла его и начала использовать. Она пыталась манипулировать судом как средством заработать, но не смогла доказать обоснованность своих претензий. Суд, увидев подобного рода поведение со стороны истца, отказал в удовлетворении исковых требований.

Злоупотребление правом предъявления иска при регистрации недвижимости

Недобросовестные истцы пытаются использовать суд как инструмент для обхода процедуры госрегистрации, поскольку власти отказывают в регистрации недвижимости или сделки; или в суд обращаются в попытке легализовать незаконную постройку. При этом зачастую имеет место своеобразный розыгрыш процесса между истцом и ответчиком, когда они оба, де-факто сговорившись за пределами судебного процесса, формально выступают как противостоящие друг другу стороны. Фактически же они помогают друг другу получить судебный акт, на основании которого должна быть совершена регистрация, например, самовольной постройки.

Читайте так же:  Оплата штрафов гибдд

Манипуляция с подведомственностью и подсудностью

Этот способ часто используют, чтобы затягивать судебный процесс, пока дело будет путешествовать между судами. Иногда такие манипуляции совершают, чтобы добиться рассмотрения дела в выгодном для истца суде. Манипуляция с подсудностью или подведомственностью возможна как на стадии подачи иска, так и непосредственно начала судебного разбирательства.

В чём состоит манипуляция подсудностью

Наиболее частой манипуляцией с подсудностью является вчинение иска так называемому искусственному ответчику, это делается для соблюдения видимости подсудности: в состав ответчиков включается лицо, по месту нахождения которого и предъявляется соответствующий иск. Так выбирается тот суд, в котором истцу наиболее удобно рассматривать его иск, например, если необходимо будет затянуть судебный процесс как можно дольше. После введения в процесс искусственного ответчика выясняется, что данный ответчик, на самом деле, по иску отвечать не должен, он исключается из состава лиц, участвующих в деле. Тогда дело должно быть передано по подсудности в другой суд, а это занимает значительное время, за которое истец совершает действия, которые ему были необходимы.

Что делать, если вторая сторона манипулирует подсудностью

Компания в данном случае вправе прибегать к доказательствам, которые имеются в материалах дела, и частично апеллировать к существу спора. Без этого будет крайне сложно аргументировать, почему истец злоупотребил в данном случае подсудностью, и оставаться только на формальных позициях, аргументируя невозможность рассмотрения дела в данном суде. Следует активнее использовать базу доказательств и имеющиеся материалы. Не надо бояться квалифицировать отношения сторон со ссылкой на материалы дела, на имеющиеся доказательства и нормы права при рассмотрении дела по существу, доказывая, что истец злоупотребил процессуальными правами и сознательно подал иск для изменения подсудности в конкретный суд. Суды готовы выслушивать эту аргументацию и полагаться на нее, отказывая истцу в защите его права на выбор подсудности при наличии нескольких ответчиков.

Понятие добросовестности и ее особенности в арбитражном процессе

Белов Валерий Александрович, юрисконсульт ООО «ИКЕА-ДОМ», преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского финансово-юридического университета (МФЮА).

В статье В.А. Белова рассматривается понятие добросовестности применительно к разным отраслям права с особым акцентом на существующие доктринальные положения данного института в рамках процессуального законодательства. Автор приходит к выводу о необходимости разработки положений, позволяющих привлекать к ответственности лиц, явно злоупотребляющих своими процессуальными правами.

Ключевые слова: добросовестность, меры ответственности, злоупотребление процессуальными правами.

Одной из целей развития сильного гражданского общества является разработка единой модели поведения, которая соответствует стандарту честного поведения, ожидаемого от среднего участника общественных отношений в сходных обстоятельствах. Благодаря такому стандарту поведение в обществе становится положительно-предсказуемым, поскольку каждый участник тех или иных отношений по умолчанию осознает, что связывает свою деятельность с честным контрагентом. Согласно Толковому словарю В.И. Даля понятие «честный» производное от слова «честь». Под честным понимается прямой, правдивый, неуклонный по своей совести и долгу человек; надежный слову, кому во всем можно доверять. Честный исполнитель — добросовестный . Следовательно, можно сделать вывод: выражение «честный контрагент» тождественно выражению «добросовестный контрагент».

Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: Эксмо-Пресс, 2000. С. 710.

Именно посредством термина «добросовестность» в российском правопорядке отражается такое свойство индивида, как честность. Согласно Толковому словарю С.Н. Ожегова лицом, действующим добросовестно, признается субъект, честно, старательно выполняющий свои обязанности, обязательства . И.Б. Новицкий, характеризуя указанный принцип, указывает: добросовестность или добрая совесть по этимологическому смыслу таит в себе такие элементы, как знание о другом, о его интересах; знание, связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своем поведении .

Ожегов С.Н. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1999. С. 169.
Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6.

Единая модель честного поведения в гражданском обороте отражена в презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ ), а также требовании о необходимости реализации указанного принципа на практике (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Соблюдение указанной презумпции обеспечено потенциальной возможностью применения мер ответственности в виде отказа лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично.

СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Концепция единой модели добросовестного поведения участников общественных отношений также была распространена на налоговые отношения, поскольку таковые не входят в предмет регулирования ГК РФ, в связи с чем в настоящее время в Государственной Думе находится на рассмотрении законопроект, подразумевающий введение презумпции добросовестного участника налоговых правоотношений, которая выражена в следующей форме: добросовестным поведением налогоплательщика признается надлежащее исполнение им своих обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, если налоговым органом не установлен факт злоупотребления налогоплательщиком правом; при этом ответственностью за недобросовестное поведение налогоплательщиков, кроме соответствующих штрафных санкций, является предоставление налоговому органу права определять суммы налогов и сборов, подлежащих уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации .

См.: ст. 1 проекта Федерального закона N 529775-6 «О внесении изменения в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (в ред., внесенной в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 23.05.2014). URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=529775-6&02 (дата обращения: 27.03.2015).

Процессуальное законодательство содержит в большей степени доктринальное положение о добросовестности лиц, участвующих в деле (ст. 35 Гражданского процессуального кодекса РФ , ст. 41 Арбитражного процессуального кодекса РФ ), так как меры ответственности, установленные в рамках процессуального законодательства, не реализуют в полной мере несущие в себе превентивные функции, направленные на пресечение злоупотребления правом. В связи с этим представляется актуальным исследовать положения, характеризующие существующие меры ответственности в рамках процессуального законодательства за злоупотребление лицом своими процессуальными правами. В настоящее время выделяются следующие меры ответственности, применение которых допускается в отношении лиц, злоупотребляющих своими правами:

СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.
СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

  • возложение судебных расходов на лицо, злоупотребляющее правами (ст. 103 ГПК РФ, ст. 111 АПК РФ) ;
Читайте так же:  Договор цессии без согласия должника

Добровольский В.И. Актуальные вопросы арбитражного законодательства: о чем молчит Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Волтерс Клувер, 2010.

  • отказ в удовлетворении заявлений и ходатайств (ст. 159 АПК РФ).

См.: Определения Первого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2014 г. по делу N А43-16162/2013, Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 мая 2012 г. по делу N А69-1554/2011, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 июня 2012 г. по делу N А10-2657/2011 (официально не опубликовано), Постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2013 г. по делу N А17-5311/2012, ФАС Западно-Сибирского округа от 22 февраля 2005 г. по делу N Ф04-509/2005(8498-А45-11), Московского округа от 11 ноября 2004 г. по делу N КГ-А40/9340-04, Поволжского округа от 20 сентября 2005 г. по делу N А72-167/05-25/18 (официально не опубликовано).

В случае возникновения обвинения в умышленном затягивании процесса путем подачи надуманной, умышлено неправильно оформленной жалобы либо ходатайства, явно направленного на затягивание судебного разбирательства, участник процесса может указать, что он использует свое право на судебную защиту. Последствия, установленные статьей 103 ГПК РФ, статьей 111 АПК РФ (возложение судебных расходов), совершенно не пугают лицо, злоупотребляющее своими правами, поскольку недобросовестные действия, как правило, используются лицом в целях затягивания процесса вступления судебного акта в законную силу, а соответственно процесса обращения взыскания. При этом де-факто лицо, злоупотребляющее своими правами, в полной мере осознает изначально проигрышную позицию по делу.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отсутствие конкретных штрафных санкций и порядка их применения к лицам, явно злоупотребляющим своими правами, приводит к ущемлению прав добросовестных участников процесса. В связи с этим, на наш взгляд, необходимо в процессуальном законодательстве разработать правила привлечения к ответственности лиц, явно злоупотребляющих своими правами. Актуальность разработки такого рода вопроса обусловлена не только стимулированием участников к соблюдению принципа добросовестности, но и потребностью в снижении нагрузки арбитражных судов в целом. Однако чтобы принять ту или иную меру ответственности на законодательном уровне, необходимо выявить признаки деяний, образующих состав правонарушения. Представляется, что под признаки злоупотребления правом в судебном процессе могут подпадать следующие действия:

Представляется, что указанные критерии могут служить основаниями для привлечения к ответственности лиц, злоупотребляющих своими процессуальными правами; при этом сам суд должен руководствоваться исследуемым принципом — принципом добросовестности .

См.: ст. 11 Кодекса судейской этики (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.) // Бюллетень актов по судебной системе. 2013. N 2.

Что касается мер ответственности, возможных к применению в случае злоупотребления лицом своими процессуальными правами, то, представляется, их можно разделить на две группы:

  • компенсация в пользу лица, чьи права и законные интересы были нарушены (процессуального оппонента);
  • штраф, взыскиваемый в пользу соответствующего бюджета, связанный с увеличением нагрузки в конкретном суде.

Первая мера ответственности может быть применена исключительно при соответствующем заявлении процессуального оппонента лица, злоупотребляющего процессуальными правами. При этом на такое лицо возлагается соответствующее бремя доказывания факта злоупотребления правом, а также размера компенсации. Во втором же случае необходимо предусмотреть на законодательном уровне твердую сумму, подлежащую взысканию в доход соответствующего бюджета, а сам процесс применения меры ответственности должен осуществляться по внутреннему убеждению суда и не должен быть связан с заявлением одного из участников процесса.

На наш взгляд, высказанные доводы о необходимости разработки положений, способствующих развитию доктринальных положений о добросовестном поведении участников судебного процесса, являются хорошим полем для дискуссии среди ученых и законотворцев. Особенно актуальность данного процесса обусловливается:

  • вынесением на обсуждения Государственной Думы законопроекта о возможности взыскания с участника процесса компенсации за злоупотребление процессуальным оппонентом своими правами ;

Проект Федерального закона N 738694-6 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=738694-6 (дата обращения: 27.03.2015).

  • активной работой комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству над концепцией единого гражданского процессуального кодекса Российской Федерации .

URL: http://www.kommersant.ru/doc/2629125 (дата обращения: 27.03.2015).

Библиография Нормативно-правовые акты

Гражданский кодекс РФ (часть первая) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

[2]

Гражданский процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

Кодекс судейской этики // Бюллетень актов по судебной системе. 2013. N 2.

Проекты федеральных законов

Проект Федерального закона N 529775-6 «О внесении изменения в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=529775-6&02.

Проект Федерального закона N 738694-6 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=738694-6.

Судебная практика

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 5 мая 2003 г. N А79-5382/02-СК1-4663 (официально не опубликовано).

Постановление ФАС Московского округа от 11 ноября 2004 г. по делу N КГ-А40/9340-04 (официально не опубликовано).

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 февраля 2005 г. по делу N Ф04-509/2005(8498-А45-11).

Постановление ФАС Поволжского округа от 20 сентября 2005 г. по делу N А72-167/05-25/18 (официально не опубликовано).

Определение Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 мая 2012 г. по делу N А69-1554/2011 (официально не опубликовано).

Определение Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 июня 2012 г. по делу N А10-2657/2011 (официально не опубликовано).

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2013 г. по делу N А17-5311/2012 (официально не опубликовано).

Определение Первого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2014 г. по делу N А43-16162/2013 (официально не опубликовано).

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 сентября 2014 г. по делу N А40-184967/13 (официально не опубликовано).

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 октября 2014 г. по делу N А40-38501/14 (официально не опубликовано).

Литература

Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: Эксмо-Пресс, 2000.

Добровольский В.И. Актуальные вопросы арбитражного законодательства: о чем молчит Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Волтерс Клувер, 2010.

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2629125.

Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6.

Ожегов С.Н. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1999.

Злоупотребление правом и процессуальными правами — достаточно эффективный механизм защиты

В этом посте я бы хотел обратить внимание коллег на такой институт права как злоупотребление правом. Те, кто активно используют его в своей практической деятельности в арбитражных судах не дадут соврать, что он довольно-таки эффективен. В СОЮ, конечно, процент дел, в которых удается добиться применения злоупотребления правом довольно мал.

Читайте так же:  Что делать если работодатель не оплачивает больничный

Итак, злоупотребление правом обычно относят к ст. 10 ГК РФ. Однако институт добросовестности, который является более общим пронизывает всё действующее право, в том числе и материальное и процессуальное. Смысл правового регулирования гражданских отношений сводится в том числе к тому, чтобы обеспечить возможность реализации субъектами правоотношений прав таким образом, чтобы сохранить стабильность гражданского оборота. Однако такая реализация прав должна быть добросовестной.

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В качестве санкции за такой деликт суд должен отказать лицу в защите его права. Это злоупотребление правом в материальном праве, но нередки ситуации злоупотребления правами в арбитражном, гражданском и административном процессах. Так, обязанность осуществлять процессуальные права добросовестно установлена в ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ч. 2 ст. 41 АПК РФ, ч.ч. 6, 7 ст. 45 КАС РФ.

Таким образом, законодательство Россйской Федерации предполагает необходимость добросовестного осуществления правами и в материальном, и в процессуальном праве.

При этом важно понимать, что злоупотребляющим правом является лицо, которое de jure обладает определенным правом и вправе его реализовать, однако реализация данного права имеет либо противоправную цель (обход закона), либо причинение вреда.

Если разобрать злоупотребление правом как гражданское правонарушение на состав, то субъективная сторона будет характеризоваться прямым умыслом.

Злоупотребление в материальном праве.

Здесь я приведу выдержку из своего выступления на II Международной научно-практической конференции «Жизнь права: правовая теории, правовые традиции, правовая реальность»

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции , а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Статья 10 Гражданского кодекса РФ через содержание устанавливает понятие злоупотребления правом, которое предполагает:

  • осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана),
  • действия в обход закона с противоправной целью,
  • иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Ограничение конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке имеют целью также причинить вред третьим лицам, в связи с чем, по сути, являются в зависимости от предпринимаемых действий шикана либо действиями, совершаемыми в обход закона, в экономических правоотношениях.

При этом важно понимать, что злоупотребляющим правом является лицо, которое de jure обладает определенным правом и вправе его реализовать, однако реализация данного права имеет либо противоправную цель (обход закона), либо причинение вреда.

Злоупотребление правом является гражданско-правовым деликтом, за совершение которого в качестве санкции пунктом 2 статьи 10 Гражданского кодекса РФ установлен отказ со стороны суда лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применение иных мер, предусмотренных законом (например, признание сделки недействительной, применение последствий недействительности сделки и др.).

Из анализа статьи 10 Гражданского кодекса РФ видно, что юридические категории «злоупотребление правом» и «добросовестность» существуют в неразрывной связи друг с другом. Злоупотребление правом возможно лишь в том случае, если лицо действует недобросовестно, т.е. либо с намерением причинить вред третьему лицу (шикана), либо выбирает такую формально соответствующую закону модель поведения, при которой реализация принадлежащего ему права не учитывает права и законные интересы иных лиц и форма реализации права лицом, не является поведением, ожидаемым от любого участника гражданского оборота.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении № 32-КГ14-17 от 03.02.2015 г. указала, что «злоупотребление правом, по смыслу статьи 10 Гражданского кодекса РФ, то есть осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки правовой норме, предоставляющей ему соответствующее право; не соотносит свое поведение с интересами общества и государства; не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность».

Из анализа судебной практики арбитражных судов усматривается стремительное увеличение количества дел, в которых арбитражные суды ссылаются в текстах судебных решений в мотивировочной части на злоупотребление правом со стороны лиц, участвующих в деле.

Наиболее часто арбитражные суды ссылаются на злоупотребление правом в делах о признании сделок недействительными (в процедуре банкротства и внеконкурсному оспариванию), а также оценке действий (бездействия) органов управления хозяйственными обществами.

Если не брать во внимание судебные акты по конкретным спорам, первым документом на уровне высшей судебной инстанции, посвященным злоупотреблению правом, было информационное письмо Пре зидиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.11.2008 г. N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации». Однако и здесь Высший Арбитражный Суд РФ фактически излагал свою позицию через одобрение мотивировок арбитражных судов по конкретным делам.

Эта очевидная сегодня для практикующих юристов позиция не всегда находила отражение в итоговых судебных актах, позициях практикующих юристов, а также правовой доктрине. Так, например, некоторые юристы предлагают использовать механизм признания сделки недействительной через злоупотребление правом только по статье 169 Гражданского кодекса РФ, т.е. в отношении сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Сторонники такого подхода ссылаются на «каучуковость» нормы о злоупотреблении правом и вытекающих рисках стабильности правоприменения.

Свое мнение по данному поводу высказал и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в пункте 7 которого указал, что «если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной ( пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ)».

Таким образом, на сегодняшний день Верховным Судом РФ поставлена жирная точка в данном споре – на основании статьи 10 Гражданского кодекса РФ можно признавать недействительной как ничтожную (не ограничиваясь составом статьи 169 Гражданского кодекса РФ), так и оспоримую сделку.

Читайте так же:  Что положено каждому гражданину рф от государства

С принятием Пленумом Верховного Суда РФ постановления от 23.06.2015 г. № 25 перед юристами встали три основных проблемы при применении института злоупотребления правом:

  1. соотношение возможности постановки судом по собственной инициативе вопроса о злоупотреблении правом с принципом состязательности сторон;
  2. распределение между сторонами спора бремени доказывания добросовестности при реализации судом активной позиции в рассмотрении дела;
  3. сохранение стабильности правоприменения при наличии «резиновой» нормы о злоупотреблении правом.

Одними из самых проблемных вопросов в практике были и остаются вопросы квалификации и доказывания при отсутствии четко сформулированной нормы.

Вместе с тем, представляется, что формулировка статьи 10 Гражданского кодекса РФ объективно не может иметь четкую, не допускающую возможность судебного усмотрения диспозицию, т.к. заранее предусмотреть все возможные способы злоупотребления правом нельзя. Попытка законодательно закрепить ситуации, при которых то или иное действие лица является злоупотреблением правом, обречена на провал. Единственный выход состоит в том, чтобы через формирование судебной практики и рассмотрение обстоятельств каждого конкретного дела выделять те действия лиц, которые однозначно можно квалифицировать в качестве злоупотребления правом.

Другая проблема, встающая перед юристами, сводится к закрепившейся сначала в судебной практике, а после разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 23.06.2015 г. № 25 и в акте высшей судебной инстанции, активной роли суда в рассмотрении дел. Верховный Суд РФ, дав судам возможность (а по сути формулировки абз. 4 пункта 1 постановления от 23.06.2015 г. № 25 – возложив обязанность) при очевидном отклонении действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения, самостоятельно без заявления стороны выносить на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались, открыл ящик Пандоры. Исходя из этого, вытекают сразу два вопроса: не нарушает ли такая активная роль суда принцип состязательности сторон? и как в таком случае должно быть распределено бремя доказывания?

Представляется необходимым использовать в данном случае общее правило, закрепленное в пункте 5 статьи 10 Гражданского кодекса РФ, согласно которому добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Соответственно при вынесении судом на обсуждение вопроса об отклонении от добросовестного поведения и злоупотребления правом, необходимо исходить из того, что доказывать злоупотребление правом должна сторона, пострадавшая от такого злоупотребления. Вместе с тем, если суд поднял вопрос о злоупотреблении правом, это сигнал для реализовавшего свое право лица, что суд в итоговом судебном акте будет оценивать действия стороны с точки зрения злоупотребления права, и поэтому в интересах предположительно злоупотребляющей правом стороны представить доказательства и правовое обоснования отсутствия в ее действиях злоупотребления правом.

Вынесение судом вопроса о недобросовестном поведении на обсуждение сторон, безусловно, является некоей подсказкой суда, однако эта подсказка не лишает возможности реализовать принцип состязательности по смыслу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса РФ и предусмотренные статьей 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ задачи судопроизводства в арбитражных судах.

Таким образом, обращение к институту злоупотребления правом в практике арбитражных судов является эффективным способом защиты прав лица, пострадавшего от такого злоупотребления. Опасения юристов по поводу «каучуковости» статьи 10 Гражданского кодекса РФ, безусловно, имеют под собой основания. Однако насколько широко будет применяться данная норма и будет ли злоупотребление статьей 10 Гражданского кодекса зависит от судов, которым на современном этапе отведена активная роль в судопроизводстве Российской Федерации.

Многие коллеги, с которыми я общался по поводу ст. 10 ГК РФ, очень скептически отнеслись к моему посылу использовать активно этот институт особенно в СОЮ. Наверное, они правы, но только частично. Да, применение ст. 10 ГК РФ не должно и никогда не будет массовым. В целом это оправдано. Однако молчать о злоупотреблении в суде, на мой взгляд, было бы большой ошибкой.

Неплохую подборку практики гражданской коллегии ВСа по внеконкурсному оспариванию опубликовал Олег Романович Зайцев (https://zakon.ru/blog/2017/03/16/podborka_praktiki_skgd_po_vnekonkursnomu_osparivaniyu)

Очень интересный пост по применению ст.ст. 10, 168 и исковой давности на zakon.ru опубликовал Артем Георгиевич Карапетов (https://zakon.ru/blog/2017/07/12/primenenie_st10_i_st168_gk_kak_osnovanie_nedejstvitelnosti_sdelki_rezervnyj_variant_zaschity_ot_zlou).

Злоупотребление в процессуальном праве.

Здесь я бы хотел остановиться на 3 моментах:

1. Арбитражным судом многократная подача заявления о процессуальном правопреемстве была расценена как злоупотребление правом согласно абз. 2 с. 2 ст. 41 АПК РФ, в связи с чем оно было оставлено без движения с последующим возвращением заявителю (постановление АС СКО от 13.08.2015 г. по делу №А25-690/2015).

2. Изменение территориальной подсудности и подведомственности рассмотрения спора путем введения в состав лиц, участвующих в деле, поручителей может быть расценено как недобросовестное поведение и злоупотребление процессуальными правами (п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

3. Арбитражным судом непредоставление запрошенных арбитражным судом документов в рамках дела о банкротстве было квалифицировано по ч. 2 ст. 41 АПК РФ в качестве злоупотребления правом (постанорвление АС СКО от 20.07.2015 г. № Ф08-4922/2015 по делу № А53-9682/2012). Однако лично я не вижу здесь злоупотребления правом, т.к. для квалификации действия в качестве злоупотребления правом лицо должно обладать определенным правом. Однако в данном случае арбитражным судом на лицо была возложена процессуальная обязанность, а правом на предоставление/непредоставление документов данное лицо не обладало.

Видео (кликните для воспроизведения).

Конечно, это малая толика судебной практики, но злоупотребление правом реально применяется судами в качестве института и может сыграть положительную роль в рассмотрении спора.

Источники


  1. Экзамен на звание адвоката. Учебно-практическое пособие. В 2 томах (комплект). — М.: Юрайт, 2014. — 184 c.

  2. Конституционное право зарубежных стран; АСТ, Сова — Москва, 2010. — 160 c.

  3. ред. Карпунин, М.Г. Экономический эксперимент и право; М.: Юридическая литература, 2011. — 160 c.
  4. Медик, В. А. Заболеваемость населения. История, современное состояние и методология изучения / В.А. Медик. — М.: Медицина, 2016. — 512 c.
  5. Пивовар, А.Г. Большой англо-русский юридический словарь: моногр. / А.Г. Пивовар. — М.: Экзамен, 2016. — 864 c.
Недобросовестный истец в арбитражном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here