Инвалид в семье 15 ошибок, которые совершают близкие

Важная информация и советы на тему: "Инвалид в семье 15 ошибок, которые совершают близкие". В статье собраны ответы на многие сопутствующие вопросы. Если вы все же не найдете ответ, или необходимо актуализировать информацию, то обращайтесь к дежурному юристу.

Инвалид в семье: 15 ошибок, которые совершают близкие

В семье произошла беда, близкий человек стал инвалидом. Такое случается. Такое случилось и со мной. Ровно пять лет назад я лежал в коме, из которой вышел совсем в другую жизнь, и жизнь моей семьи тоже стала совершенно другой. Вместе нам предстояло многое понять, многое узнать заново. Сегодня я хочу поговорить о распространенных ошибках, которые совершают близкие инвалида.

Это получается невольно, само собой. Но родственники человека, ставшего инвалидом, начинают возводить невидимую стену между своей семьей и остальным миром. Возможно, таким образом они пытаются защититься. Они могут отвергать чужую помощь, стесняться приглашать в дом людей, замыкаться в своем горе – не понимая, какую боль наносят этим тебе. Мало того, такая стена отделяет инвалида и от членов собственной семьи, отчего он чувствует себя еще более одиноким.

Мой тяжкий крест

В определенный момент я обнаружил, что со мной нельзя просто жить под одной крышей, за мной можно только «ухаживать». Даже когда я перестал нуждаться в памперсах, кормежке с ложечки, вновь научился ходить и стал выполнять кое-какую домашнюю работу, обо мне иначе не выражались. От ощущения того, что ты – тяжкое бремя, крест, который твои близкие вынуждены теперь тащить по жизни, радости не прибавляется. Даже если это так и есть, даже если ваш родственник, действительно, нуждается в постоянном уходе, постарайтесь, чтобы он не чувствовал себя чьей-то непосильной ношей.

Это, наверное, самая распространенная ошибка. Когда тебе не доверяют ни картошку почистить, ни спуститься в магазин. «Я сам, я быстрее, сиди уж», — говорят инвалиду. Что ему остается? Только уткнуться в телевизор.

Мне-то так и написали тюменские доктора в ИПР (индивидуальная программа реабилитации) в графе «социокультурная реабилитация» — «рекомендуется просмотр телепрограмм»: — и смех, и грех, учитывая, что телевизор я не смотрю вообще, именно из-за его способности отуплять, усыплять и убивать желание какой бы то ни было деятельности.

Так и рождается страшное — «инвалидное мышление», когда «я — инвалид, все мне должны, а этот мир пусть крутится вокруг меня». Надо ли говорить, что мироздание живет по собственным законам.

Кстати, и понятия «мелкая моторика» никто не отменял. Бытовые, пусть самые мелкие, дела очень полезны для ее развития.

Рассуждения о том, что «надо было в той ситуации сделать так, а в той так», вероятно, правильны, но, увы, бесплодны. Живем-то мы не в прошлом. И сейчас есть главное — живой человек. Вдумайтесь, треть инсультов заканчиваются летально в первый же месяц. А тут — выживший человек. То есть я. Это ли не повод для радости: живой! Да, «скорая» приехала поздно, да, операцию сделали спустя несколько дней, да, толковую реабилитацию вообще начали через годы. Наверное, есть шанс, что сегодня я мог бы бегать, прыгать и делать сальто. Но прошлого не вернуть. Главное, что у меня есть настоящее.

Поиски виноватого могут привести и к еще более неприятным последствиям. Поскольку прошлое может быть туманным, из-за чего очертания поисков могут быть весьма зыбкими, то сам инвалид — вот он, здесь, а, значит, всю вину за происшедшее можно свалить на него. Очень страшно услышать фразу: «И зачем я столько вложил в тебя!» Чувствуешь себя никчемным, бессильным, отравляющим все вокруг.

Человек с ограниченными возможностями далеко не всегда может постоять за себя, особенно сразу после пережитого. И он может поверить в то, что да, истинный виновник всех бед, свалившихся на его голову — он сам. Времени на подобные «плодотворные» раздумья и вскармливания разрушительного чувства вины у него более чем достаточно.

Это страшно, потому что перед человеком закрываются двери в будущее, и он начинает жить лишь прошлым, постоянным расковыриванием своей раны. Этого нельзя допускать, так что будьте повнимательнее, пожалуйста. Даже если он виноват сам (нырял в неположенном месте, предположим), он уже достаточно наказан.


Возвращение в прекрасное вчера

Наверное, это делается из самых лучших побуждений, но. Постоянное воспоминание близких о том, как было хорошо «до того, как. », не делает жизнь инвалида лучше.

По волнам своей памяти близкие инвалида плывут туда, где были пеленки-распашонки, а сегодняшний инвалид был розовощеким малышом, у которого «все было хорошо». Он учился читать, бегал в музыкалку, подавал надежды и вообще был вундеркиндом. Был. И тут тот же совет, что и выше. Почаще возвращаться в «сейчас».

Возвращение в ужасное вчера

Я всю жизнь буду благодарен своим родителям за то, что они сделали для меня, когда я находился между жизнью и смертью (ближе к последнему варианту). Но это, слава Богу, в прошлом: реанимация, мамины ночевки на стульях, папины уроки ходьбы на костылях, возня с моей кормежкой и дыхательными трубками. Ужасное время. Но почему так часто они возвращаются туда? «А помнишь, как мы летели домой из Питера и тебя не хотели «сажать» в самолет?», «Помнишь, как я три месяца спала на стульях и кормила тебя с ложечки?», «А как мы впервые дошли до автобусной остановки, и как ты радовался?». Помню. Но не хочу постоянно возвращаться мыслями в тот страшный сон.

Жена-психолог объясняет: это травма, ее надо пережить. Но ведь для инвалида это гораздо большая травма. Постарайтесь поменьше утомлять его такими воспоминаниями.

«Перед вами инвалид такой-то группы»

Так иногда говорит моя жена (психолог, как я уже и говорил), например, когда в метро кто-то желает сесть на место, которое я уже занял. Или когда еще как-то ущемляются мои права. При этом она прекрасно знает, что я могу и постоять, если нужно. Знает и то, что не надо лишний раз напоминать мне о том, что я инвалид. Даже статьи на эту тему пишет. И о том, что слово «инвалид» вообще довольно обидное – тоже пишет. Но неосознанное желание защитить пересиливает знание. Не надо меня защищать. Меня никто не обижает!


«Поехали?»

Слова вообще – страшная штука. Для кого-то – мелочь, сказали и забыли, а человеку с инвалидностью – больно и обидно. Недавно один инвалид-колясочник написал мне в письме: «Обычная, казалось бы на первый взгляд, фраза: «Ну что, пошли», — для колясочника много значит. Так хочется услышать эти слова! Но ведь нет, обязательно произнесут: «Ну что, поехали?»»

Проверяйте, сто раз проверяйте то, что вы говорите инвалиду. Прислушивайтесь к себе.

Я долгое время не обращал на это внимания, не до того было. Но недавно понял, как важно для человека с ограниченными возможностями быть аккуратно и по возможности красиво одетым, побритым, причесанным и т.д. Даже если он сидит безвылазно дома, даже если на него некому смотреть.

К сожалению, очень часто такие люди носят какое-то рванье – и даже не обращают на это внимания, как и я в свое время. У меня были одни несуразные безразмерные джинсы (на выход и на вырост), такие же кроссовки, единственный старый свитер. Все остальное – домашнее, без слез не взглянешь и на улицу в таком не выйдешь. В такой одежде чувствуешь себя арестантом, заключенным на пожизненный срок. У него нет будущего, нет перспектив, он заперт в камере и никогда не будет ничего другого. Недаром на арестантов надевают уродливую форму. Она не просто делает более затруднительным побег, она тоже является наказанием – моральным.

Купите своему близкому нормальную одежду – удобную и даже модную. Вы увидите, что это важно для него.

Читайте так же:  Как получить налоговый вычет за обучение личный опыт

Сыр или колбаса?

В жизни инвалида свободы гораздо меньше, чем у прочих людей. В том числе — и свободы выбора. Он живет по распорядку, как Человек дождя, и со временем привыкает к этому. Дайте ему возможность выбирать хотя бы что-то. Меню завтрака, фасон куртки, которую вы ему купите, цвет обоев в его комнате, если собрались делать ремонт. Когда меня, наконец, начали спрашивать о чем-то, я понял, что совсем разучился выбирать. Сейчас учусь – и мне это нравится.

«На каждый чих не наздравствуешься», — гласит поговорка. Как бы не так. Близкие находят для этого силы и время. Стоит мне просто откашляться, я тут же слышу град вопросов о своем здоровье. Но от обычного першения в горле до больничной койки — огромный путь. Как бы донести эту мысль до моих близких: не стоит волноваться понапрасну!

«Нормальный человек может чихать сколько тебе угодно, — скажут мне, — но ты должен учитывать . и т.д. и т.п.» Впору выть от этих лекций. Ведь ничего на свете нам не хочется больше, чем быть «нормальными».

Не стоит постоянно напоминать близкому о здоровье – есть гораздо более интересные темы. К тому же, есть опасность, что устав от того, что его постоянно дергают, он будет просто скрывать от вас свое самочувствие, а это, действительно, может быть чревато.



Дочки-матери

«Не жмут ли нам ботиночки? Не холодно ли нам было на улице? Не горяча ли кашка?» Обычные люди слышат эти вопросы только в раннем детстве. Мы обречены отвечать на них всегда – и в 30, и 40, и 50 лет. Даже для самых близких часто инвалид — не такой же человек, как они, просто с физическими особенностями, а младенец. Но как же не хочется впадать в детство, становиться живой куклой!

Не все родственники людей с инвалидностью разбираются в тонкостях реабилитации, хотя необходимый ликбез проходить, безусловно, необходимо, потому что процесс этот должен быть непрерывным. Но часто, особенно в провинции, реабилитируют тебя твои домашние исключительно исходя из собственных представлений о болезни и здоровье. Мой отец уверен, что лучшая реабилитация для инсультника – баня и силовые тренажеры. Моя мать уверена, что парез пройдет, едва окрепнут мышцы и всякий раз при встрече пытается срочно откормить меня. Видимся мы нечасто, она живет в другом городе. Она закупает все новые и новые продукты, не замечая, что они уже не помещаются в холодильнике, а в моем желудке – и подавно. Обижается, когда я пытаюсь сопротивляться: «Если не будешь есть, откуда же силы возьмутся на выздоровление?» К сожалению, от такой «реабилитации» здоровья не прибавляется – одни только лишние килограммы, которые мне совершенно ни к чему.

Маме можно все простить, но от чего порой действительно коробит, так это от наигранного бодрячества.

Летом я лежал в больнице и к моему соседу – бывшему таксисту — пришли друзья. «Ничего, какие наши годы, самое большее через годик снова ездить вместе будем! И Новый год отметим по-настоящему, не с лимонадом». Он молчал и лишь вздыхал тихонько, понимая, что никогда сам уже не сядет за руль, а выпивка его просто убьет.

А мой школьный товарищ нашел такие слова поддержки: «Не так уж плохо быть инвалидом. На работу тебе не надо, да ничего тебе не надо, занимайся своими делами, в интернете сиди, государство тебя поит-кормит». Позитивное мышление в действии! Я предложил ему поменяться местами.

Ну, и самый страшный пункт. Когда близкие отказываются видеть в тебе – таким, каким ты стал — все того же человека, каким ты был раньше. А главное, не видят твоего будущего. И, самое ужасное, если в эту чепуху ты поверишь сам. «Чепуху», говорю я, потому что через это сам прошел. Будущее всегда есть. Даже если говорят со скепсисом: «Будущее? У больных?! Когда здоровый человек не уверен в завтрашнем дне!» Тут открывается широкий простор для дискуссии, но это уже совсем другая история.

Я совсем не уверен в том, что эти пункты устранят непонимание в семье. Более того, у каждого инвалида будет свой собственный список того, что нужно и чего не надо делать. Но в одном я не сомневаюсь, если будет любовь и уважение — это главное. Впрочем, наличие/отсутствие любви — это особая тема, касающаяся отнюдь не только инвалидов.

Рейтинг блогов и записей Живого Журнала

ВНИМАНИЕ! ЭТО СТАТЬЯ ДЕНИСА СЕМЕНОВА (под каждым словом которой я готов подписаться)

Аннотация: В семье произошла беда, близкий человек стал инвалидом. Такое случается. Такое случилось и со мной. Ровно пять лет назад я лежал в коме, из которой вышел совсем в другую жизнь, и жизнь моей семьи тоже стала совершенно другой. Вместе нам предстояло многое понять, многое узнать заново. Сегодня я хочу поговорить о распространенных ошибках, которые совершают близкие инвалида.

Строительство стен

Это получается невольно, само собой. Но родственники человека, ставшего инвалидом, начинают возводить невидимую стену между своей семьей и остальным миром. Возможно, таким образом они пытаются защититься. Они могут отвергать чужую помощь, стесняться приглашать в дом людей, замыкаться в своем горе – не понимая, какую боль наносят этим тебе. Мало того, такая стена отделяет инвалида и от членов собственной семьи, отчего он чувствует себя еще более одиноким.

Мой тяжкий крест

В определенный момент я обнаружил, что со мной нельзя просто жить под одной крышей, за мной можно только «ухаживать». Даже когда я перестал нуждаться в памперсах, кормежке с ложечки, вновь научился ходить и стал выполнять кое-какую домашнюю работу, обо мне иначе не выражались. От ощущения того, что ты – тяжкое бремя, крест, который твои близкие вынуждены теперь тащить по жизни, радости не прибавляется. Даже если это так и есть, даже если ваш родственник, действительно, нуждается в постоянном уходе, постарайтесь, чтобы он не чувствовал себя чьей-то непосильной ношей.

Сиди, я сам

Это, наверное, самая распространенная ошибка. Когда тебе не доверяют ни картошку почистить, ни спуститься в магазин. «Я сам, я быстрее, сиди уж», — говорят инвалиду. Что ему остается? Только уткнуться в телевизор.

Мне-то так и написали тюменские доктора в ИПР (индивидуальная программа реабилитации) в графе «социокультурная реабилитация» — «рекомендуется просмотр телепрограмм»: — и смех, и грех, учитывая, что телевизор я не смотрю вообще, именно из-за его способности отуплять, усыплять и убивать желание какой бы то ни было деятельности.

Так и рождается страшное — «инвалидное мышление», когда «я — инвалид, все мне должны, а этот мир пусть крутится вокруг меня». Надо ли говорить, что мироздание живет по собственным законам.

Кстати, и понятия «мелкая моторика» никто не отменял. Бытовые, пусть самые мелкие, дела очень полезны для ее развития.

Если бы…

Рассуждения о том, что «надо было в той ситуации сделать так, а в той так», вероятно, правильны, но, увы, бесплодны. Живем-то мы не в прошлом. И сейчас есть главное — живой человек. Вдумайтесь, треть инсультов заканчиваются летально в первый же месяц. А тут — выживший человек. То есть я. Это ли не повод для радости: живой! Да, «скорая» приехала поздно, да, операцию сделали спустя несколько дней, да, толковую реабилитацию вообще начали через годы. Наверное, есть шанс, что сегодня я мог бы бегать, прыгать и делать сальто. Но прошлого не вернуть. Главное, что у меня есть настоящее.

Сам виноват

Поиски виноватого могут привести и к еще более неприятным последствиям. Поскольку прошлое может быть туманным, из-за чего очертания поисков могут быть весьма зыбкими, то сам инвалид — вот он, здесь, а, значит, всю вину за происшедшее можно свалить на него. Очень страшно услышать фразу: «И зачем я столько вложил в тебя!» Чувствуешь себя никчемным, бессильным, отравляющим все вокруг.

Читайте так же:  Как рассчитать среднюю зарплату внутреннему совместителю в дюсш

Человек с ограниченными возможностями далеко не всегда может постоять за себя, особенно сразу после пережитого. И он может поверить в то, что да, истинный виновник всех бед, свалившихся на его голову — он сам. Времени на подобные «плодотворные» раздумья и вскармливания разрушительного чувства вины у него более чем достаточно.

Это страшно, потому что перед человеком закрываются двери в будущее, и он начинает жить лишь прошлым, постоянным расковыриванием своей раны. Этого нельзя допускать, так что будьте повнимательнее, пожалуйста. Даже если он виноват сам (нырял в неположенном месте, предположим), он уже достаточно наказан.

Возвращение в прекрасное вчера

Наверное, это делается из самых лучших побуждений, но. Постоянное воспоминание близких о том, как было хорошо «до того, как. », не делает жизнь инвалида лучше.

По волнам своей памяти близкие инвалида плывут туда, где были пеленки-распашонки, а сегодняшний инвалид был розовощеким малышом, у которого «все было хорошо». Он учился читать, бегал в музыкалку, подавал надежды и вообще был вундеркиндом. Был. И тут тот же совет, что и выше. Почаще возвращаться в «сейчас».

Возвращение в ужасное вчера

Я всю жизнь буду благодарен своим родителям за то, что они сделали для меня, когда я находился между жизнью и смертью (ближе к последнему варианту). Но это, слава Богу, в прошлом: реанимация, мамины ночевки на стульях, папины уроки ходьбы на костылях, возня с моей кормежкой и дыхательными трубками. Ужасное время. Но почему так часто они возвращаются туда? «А помнишь, как мы летели домой из Питера и тебя не хотели «сажать» в самолет?», «Помнишь, как я три месяца спала на стульях и кормила тебя с ложечки?», «А как мы впервые дошли до автобусной остановки, и как ты радовался?». Помню. Но не хочу постоянно возвращаться мыслями в тот страшный сон.

Жена-психолог объясняет: это травма, ее надо пережить. Но ведь для инвалида это гораздо большая травма. Постарайтесь поменьше утомлять его такими воспоминаниями.

«Перед вами инвалид такой-то группы»

Так иногда говорит моя жена (психолог, как я уже и говорил), например, когда в метро кто-то желает сесть на место, которое я уже занял. Или когда еще как-то ущемляются мои права. При этом она прекрасно знает, что я могу и постоять, если нужно. Знает и то, что не надо лишний раз напоминать мне о том, что я инвалид. Даже статьи на эту тему пишет. И о том, что слово «инвалид» вообще довольно обидное – тоже пишет. Но неосознанное желание защитить пересиливает знание. Не надо меня защищать. Меня никто не обижает!

«Поехали?»

Слова вообще – страшная штука. Для кого-то – мелочь, сказали и забыли, а человеку с инвалидностью – больно и обидно. Недавно один инвалид-колясочник написал мне в письме: «Обычная, казалось бы на первый взгляд, фраза: «Ну что, пошли», — для колясочника много значит. Так хочется услышать эти слова! Но ведь нет, обязательно произнесут: «Ну что, поехали?»»
Проверяйте, сто раз проверяйте то, что вы говорите инвалиду. Прислушивайтесь к себе.

Одет – и ладно

Я долгое время не обращал на это внимания, не до того было. Но недавно понял, как важно для человека с ограниченными возможностями быть аккуратно и по возможности красиво одетым, побритым, причесанным и т.д. Даже если он сидит безвылазно дома, даже если на него некому смотреть.

К сожалению, очень часто такие люди носят какое-то рванье – и даже не обращают на это внимания, как и я в свое время. У меня были одни несуразные безразмерные джинсы (на выход и на вырост), такие же кроссовки, единственный старый свитер. Все остальное – домашнее, без слез не взглянешь и на улицу в таком не выйдешь. В такой одежде чувствуешь себя арестантом, заключенным на пожизненный срок. У него нет будущего, нет перспектив, он заперт в камере и никогда не будет ничего другого. Недаром на арестантов надевают уродливую форму. Она не просто делает более затруднительным побег, она тоже является наказанием – моральным.

Купите своему близкому нормальную одежду – удобную и даже модную. Вы увидите, что это важно для него.

Сыр или колбаса?

В жизни инвалида свободы гораздо меньше, чем у прочих людей. В том числе — и свободы выбора. Он живет по распорядку, как Человек дождя, и со временем привыкает к этому. Дайте ему возможность выбирать хотя бы что-то. Меню завтрака, фасон куртки, которую вы ему купите, цвет обоев в его комнате, если собрались делать ремонт. Когда меня, наконец, начали спрашивать о чем-то, я понял, что совсем разучился выбирать. Сейчас учусь – и мне это нравится.

Дайте чихнуть!

«На каждый чих не наздравствуешься», — гласит поговорка. Как бы не так. Близкие находят для этого силы и время. Стоит мне просто откашляться, я тут же слышу град вопросов о своем здоровье. Но от обычного першения в горле до больничной койки — огромный путь. Как бы донести эту мысль до моих близких: не стоит волноваться понапрасну!

«Нормальный человек может чихать сколько тебе угодно, — скажут мне, — но ты должен учитывать … и т.д. и т.п.» Впору выть от этих лекций. Ведь ничего на свете нам не хочется больше, чем быть «нормальными».

Не стоит постоянно напоминать близкому о здоровье – есть гораздо более интересные темы. К тому же, есть опасность, что устав от того, что его постоянно дергают, он будет просто скрывать от вас свое самочувствие, а это, действительно, может быть чревато.

Дочки-матери

«Не жмут ли нам ботиночки? Не холодно ли нам было на улице? Не горяча ли кашка?» Обычные люди слышат эти вопросы только в раннем детстве. Мы обречены отвечать на них всегда – и в 30, и 40, и 50 лет. Даже для самых близких часто инвалид — не такой же человек, как они, просто с физическими особенностями, а младенец. Но как же не хочется впадать в детство, становиться живой куклой!

Не все родственники людей с инвалидностью разбираются в тонкостях реабилитации, хотя необходимый ликбез проходить, безусловно, необходимо, потому что процесс этот должен быть непрерывным. Но часто, особенно в провинции, реабилитируют тебя твои домашние исключительно исходя из собственных представлений о болезни и здоровье. Мой отец уверен, что лучшая реабилитация для инсультника – баня и силовые тренажеры. Моя мать уверена, что парез пройдет, едва окрепнут мышцы и всякий раз при встрече пытается срочно откормить меня. Видимся мы нечасто, она живет в другом городе. Она закупает все новые и новые продукты, не замечая, что они уже не помещаются в холодильнике, а в моем желудке – и подавно. Обижается, когда я пытаюсь сопротивляться: «Если не будешь есть, откуда же силы возьмутся на выздоровление?» К сожалению, от такой «реабилитации» здоровья не прибавляется – одни только лишние килограммы, которые мне совершенно ни к чему.

Маме можно все простить, но от чего порой действительно коробит, так это от наигранного бодрячества.

Летом я лежал в больнице и к моему соседу – бывшему таксисту — пришли друзья. «Ничего, какие наши годы, самое большее через годик снова ездить вместе будем! И Новый год отметим по-настоящему, не с лимонадом». Он молчал и лишь вздыхал тихонько, понимая, что никогда сам уже не сядет за руль, а выпивка его просто убьет.

А мой школьный товарищ нашел такие слова поддержки: «Не так уж плохо быть инвалидом. На работу тебе не надо, да ничего тебе не надо, занимайся своими делами, в интернете сиди, государство тебя поит-кормит». Позитивное мышление в действии! Я предложил ему поменяться местами…

Читайте так же:  Имеет ли право банк за долги описать имущество

Знак стоп

Ну, и самый страшный пункт. Когда близкие отказываются видеть в тебе – таким, каким ты стал — все того же человека, каким ты был раньше. А главное, не видят твоего будущего. И, самое ужасное, если в эту чепуху ты поверишь сам. «Чепуху», говорю я, потому что через это сам прошел. Будущее всегда есть. Даже если говорят со скепсисом: «Будущее? У больных?! Когда здоровый человек не уверен в завтрашнем дне!» Тут открывается широкий простор для дискуссии, но это уже совсем другая история.

Я совсем не уверен в том, что эти пункты устранят непонимание в семье. Более того, у каждого инвалида будет свой собственный список того, что нужно и чего не надо делать. Но в одном я не сомневаюсь, если будет любовь и уважение — это главное. Впрочем, наличие/отсутствие любви — это особая тема, касающаяся отнюдь не только инвалидов.

Инвалид в семье: 15 ошибок, которые совершают близкие

Аннотация: В семье произошла беда, близкий человек стал инвалидом. Такое случается. Такое случилось и со мной. Ровно пять лет назад я лежал в коме, из которой вышел совсем в другую жизнь, и жизнь моей семьи тоже стала совершенно другой. Вместе нам предстояло многое понять, многое узнать заново. Сегодня я хочу поговорить о распространенных ошибках, которые совершают близкие инвалида.

Текущее время: 09:31 . Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 — 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
© Copyright 2009 — 2018 АНО ИИЦ Православие и Мир

Библиотека

Зарегистрируйтесь и разместите здесь свои материалы.

Тип: Книги
Автор: Дж. И. Скулер, Бетси Кифер Смоли и Тимоти Дж. Каллаган

Это книга о том, что такое депривация.
Книга о самом насущном и трудном в процессе взаимоотношений между приемным ребенком и замещающей семьей.
Книга, говорящая честно и без прикрас.
Книга, показывающая глубину рва не для того, что бы напугать, а чтобы вы оценили красоту вершин, которых достигнете вместе с согретым сердцем ребенка.

Видео (кликните для воспроизведения).

Тип: Книги
Автор: Бетси Кифер и Джейн И. Скулер

Я многое узнала о том как и почему НЕОБХОДИМО: — Рассказать ребенку его историю. — Помочь осознать и принять своё прошлое.
Книга — достаточно аргументирована. Дает много хороших и конкретных советов.

[2]

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Организация IM (Я Есть)

Игра для работы с детьми-сиротами, подростками, молодежью.
Цель игры: научить в игровой форме правильному отношению к финансам, реалиям общества, принципу «что посеешь, то и пожнешь».

Тип: Статьи
Автор: Sara Gable, Melissa Hunting, перевод Т. Панюшевой

[1]

Новые исследования раннего развития мозга предоставляют прекрасную возможность для изучения, как переплетаются задатки и воспитание, формируя человеческое развитие.

Тип: Сборники материалов
Автор: Арсений и Саша Павловские

Блог о социальной работе с библиотекой материалов (статьи, книги, ссылки, видео, аудио), касающихся разных сторон социальной работы

Тип: Законодательные акты
Автор: Верховный Суд РФ совместно с верховными, краевыми, областными и иными равными им судами

Обобщение практики рассмотрения судами в 2011-2012 годах дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями.

Тип: Книги
Автор: Гезалов А.С

«Солёное детство» — автобиографическое эссе Александра Гезалова

Тип: Статьи
Автор: Г.В. Семья

Органы опеки являются государственным институтом, призванным защищать права детей. На практике так происходит далеко не всегда. Одна из причин этого — недостаточная готовность самих специалистов к сложной работе. Попытка государства стандартизировать деятельность специалиста ООП — один из способов справиться с ситуацией. Насколько этот способ окажется эффективным, покажет время.

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Арсений Павловский

Учебное пособие
В книге приведены примеры использования групповой работы с подростками: «группа поддержки» против травли, «Дерево жизни», «Жизнь как путешествие», а также есть программы Б. Фурмана «Навыки ребенка» и ее модификации для подростков «Миссия выполнима».

Тип: Сборники материалов
Автор: Национальный институт защиты детства

По ссылке вы найдете не только записи прошлый вебинаров, раскрывающих особенности развития детей дошкольного и младшего школьного возраста, но и анонс будущих вебинаров, участниками которых вы можете стать.

Тип: Сборники материалов
Автор: Пермская краевая общественная организация защиты прав детей-инвалидов и их семей

Сборник содержит краткую информацию о правах и льготах детей-инвалидов и их родителей (законных представителей), ссылки на нормативные источники и практические аспекты реализации прав и получения льгот, как в Пермском крае, так и в Российской Федерации в целом, контакты уполномоченных органов и телефоны горячих линий.

Тип: Материалы семинара, конференции
Автор:

Сборник включает материалы I международной научно-практической конференции «Современные технологии поддержки семей, попавших в трудную жизненную ситуацию», 11 марта 2017 года, обобщающие опыт отечественных и зарубежных специалистов, занимающихся поддержкой семей, попавших в трудную жизненную ситуацию, и профилактикой социального сиротства. Тематика статей и тезисов освещает актуальные проблемы воспитания ребенка с особенностями развития,
психологической помощи его семье и профилактики девиантного родительства.
Сборник адресован специалистам социальной сферы, педагогам и психологам, ученым и практикам, занимающимися теоретическими и прикладными вопросами поддержки семьи.

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации

Сборник материалов по эффективным технологиям раннего вмешательства подготовлен по заказу Фонда поддержки детей, находящихся в трудной
жизненной ситуации, негосударственным образовательным учреждением дополнительного профессионального образования «Санкт-Петербургский
институт раннего вмешательства», на основе опыта программ раннего вмешательства, реализуемых в различных регионах Российской Федерации (Санкт-
Петербург, Архангельск, Великий Новгород, Хабаровск, Томск, Красноярск, Улан-Удэ и др.)

Данные рекомендации адресуются широкому кругу специалистов: специалистам органов государственной и муниципальной власти, руководителям и
специалистам организаций и учреждений, реализующим программы помощи семьям и детям с ограниченными возможностями здоровья, широкому кругу
специалистов, занимающимися проблемами семьи и детства.

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Материалы подготовлены по заказу Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации

Настоящий сборник посвящен представлению регионального опыта построения систем ранней помощи, эффективных технологий и методик оказания своевременной комплексной помощи детям раннего возраста (от 0 до 3 лет) с ограниченными возможностями здоровья и установленной инвалидностью, внедряемых и распространяемых в субъектах Российской Федерации в рамках программ Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, «Раннее вмешательство» и «Право быть равным».

Тип: Учебные и методические пособия
Автор:

Служба ранней помощи, как целостная семейно-ориентированная система длительной медико-социальной и психолого-педагогической помощи, находится в настоящее время на начальной стадии. Данное пособие посвящено теме организации службы ранней помощи как структурному подразделению отделения медико-социальной реабилитации детей и основным методикам, используемым при проведении пролонгированного медико-социального сопровождения детей раннего возраста с нарушениями развития

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Составители: Головань А.И., Купцова О.Ю.

В Сборнике представлен 71 судебный акт высших судов Российской Федерации, судов субъектов Российской Федерации и судов первой инстанции, с правовой позицией по типичным вопросам защиты имущественных и неимущественных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Его материалы можно использовать для правовой поддержки и просвещения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также для подготовки мониторинга нарушений прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, со стороны сотрудников государственных и муниципальных органов.

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: под редакцией Елены Язевой, руководителя Ивановской областной общественной организации «Общественный комитет защиты детства, семьи и нравственности «Колыбель»

Цель этого пособия состоит в том, чтобы помочь общественным и религиозным организациям в создании Приюта для беременных и матерей с детьми в трудной жизненной ситуации, налаживании его работы и социальной реабилитации женщин. Пособие составлено на основе аккумуляции, систематизации и анализа опыта работы приюта в рамках Центра защиты материнства «Колыбель» в г. Иваново, «Аистенок» г. Екатеринбурга, г. Красноярска, г. Воронежа и других

Читайте так же:  Апелляционная жалоба образец бланк

Тип: Исследования и аналитика
Автор: Г.В. Семья, А.И. Головань, Г.О. Зайцев, Н.Г. Зайцева

Сборник содержит анализ нормативной правовой базы, обеспечивающей адаптацию лиц, находящихся на социальном сопровождении в системе социальной защиты населения города Москвы в постинтернатный период.
В сборнике представлены результаты анализа положения выпускников организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, частично – выпускников семейных форм устройства и лиц из их числа в городе Москве.

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Гордеева М.В., Волжина О.И., Кононова Л.И., Коновалов П.В., Кириллова М.В., Морозова Т.В., Попова А.С., Ульянова О.В., Холостова Е.И., Хохлова Е. В., Шахина Н.А., Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации

Сборник отражает результаты пилотного проекта по внедрению социального сопровождения семей с детьми, нуждающихся в социальной помощи, реализованного
Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, органами исполнительной власти Астраханской, Калужской, Новгородской, Тверской, Псковской областей и города Москвы при экспертно-методическом сопровождении Государственным автономным учреждением города Москвы «Институт
дополнительного профессионального образования работников социальной сферы».
Он включает модельную программу социального сопровождения и методические рекомендации по ее применению, нормативные документы и информационно-методические материалы, разработанные в субъектах Российской Федерации – участниками пилотного проекта. Сборник предназначен для руководителей и специалистов исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих полномочия в сфере социальной защиты населения, и органов местного самоуправления, руководителей и специалистов организаций социального обслуживания.

Тип: Учебные и методические пособия
Автор: Надежда Пащенко, Юлия Логунова, Ольга Германенко, Благотворительный Фонд развития паллиативной помощи «Детский паллиатив»

Пособие Благотворительного фонда развития паллиативной помощи «Детский паллиатив» содержит советы и рекомендации для родителей, дети которых оказываются в отделениях реанимации и интенсивной терапии. Брошюра написана тремя мамами, имеющими большой опыт нахождения с детьми в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), для помощи менее опытным родителям. В ней собраны ответы на важные для родителей вопросы: как прожить трудное для семьи время и быть полезным своему ребенку, какие следует задавать вопросы, куда обращаться за помощью и почему важно заботиться о собственном состоянии в этот период.

Инвалид в семье: 15 ошибок, которые совершают близкие

В близкие произошла беда, близкий человек инвалидом стал. Такое случается. Такое случилось и со Ровно. мной пять лет назад я лежал в которой, из коме вышел совсем в другую жизнь, и моей жизнь семьи тоже стала совершенно Вместе. другой нам предстояло многое понять, узнать многое заново. Сегодня я хочу поговорить о ошибках распространенных, которые совершают близкие инвалида.

Это получается невольно, само родственники. Но собой человека, ставшего инвалидом, начинают невидимую возводить стену между своей семьей и миром остальным. Возможно, таким образом они защититься пытаются. Они могут отвергать чужую стесняться, помощь приглашать в дом людей, замыкаться в горе своем – не понимая, какую боль наносят тебе этим. Мало того, такая стена инвалида отделяет и от членов собственной семьи, отчего он себя чувствует еще более одиноким.

Мой крест тяжкий

В определенный момент я обнаружил, что со нельзя мной просто жить под одной мной, за крышей можно только «ухаживать». Даже перестал я когда нуждаться в памперсах, кормежке с ложечки, научился вновь ходить и стал выполнять кое-домашнюю какую работу, обо мне иначе не ощущения. От выражались того, что ты – тяжкое бремя, который, крест твои близкие вынуждены теперь жизни по тащить, радости не прибавляется. Даже если так это и есть, даже если ваш действительно, родственник, нуждается в постоянном уходе, постарайтесь, чувствовал он не чтобы себя чьей-то непосильной ношей.

Это, наверное, самая распространенная Когда. ошибка тебе не доверяют ни картошку почистить, ни магазин в спуститься. «Я сам, я быстрее, сиди уж», — говорят Что. инвалиду ему остается? Только уткнуться в Мне.

телевизор-то так и написали тюменские доктора в индивидуальная (ИПР программа реабилитации) в графе «социокультурная рекомендуется» — «реабилитация просмотр телепрограмм»: — и смех, и грех, что, учитывая телевизор я не смотрю вообще, именно из-за способности его отуплять, усыплять и убивать желание было бы то ни какой деятельности.

Так и рождается страшное — «мышление инвалидное», когда «я — инвалид, все мне этот, а должны мир пусть крутится вокруг Надо». меня ли говорить, что мироздание живет по законам собственным.

Кстати, и понятия «мелкая моторика» отменял не никто. Бытовые, пусть самые мелкие, очень дела полезны для ее развития.

том о Рассуждения, что «надо было в той сделать ситуации так, а в той так», вероятно, увы, но, правильны, бесплодны. Живем-то мы не в прошлом. И сейчас главное есть — живой человек. Вдумайтесь, треть заканчиваются инсультов летально в первый же месяц. А тут — человек выживший. То есть я. Это ли не повод для живой: радости! Да, «скорая» приехала поздно, да, операцию спустя сделали несколько дней, да, толковую реабилитацию начали вообще через годы. Наверное, есть что, шанс сегодня я мог бы бегать, прыгать и сальто делать. Но прошлого не вернуть. Главное, что у есть меня настоящее.

Поиски могут виноватого привести и к еще более неприятным Поскольку. последствиям прошлое может быть туманным, из-за очертания чего поисков могут быть весьма сам, то зыбкими инвалид — вот он, здесь, а, значит, вину всю за происшедшее можно свалить на него. страшно Очень услышать фразу: «И зачем я столько тебя в вложил!» Чувствуешь себя никчемным, бессильным, все отравляющим вокруг.

Человек с ограниченными возможностями всегда не далеко может постоять за себя, особенно после сразу пережитого. И он может поверить в то, что да, виновник истинный всех бед, свалившихся на его сам — он голову. Времени на подобные «плодотворные» раздумья и разрушительного вскармливания чувства вины у него более достаточно чем.

Это страшно, потому что человеком перед закрываются двери в будущее, и он начинает лишь жить прошлым, постоянным расковыриванием своей Этого. раны нельзя допускать, так что повнимательнее будьте, пожалуйста. Даже если он виноват нырял (сам в неположенном месте, предположим), он уже наказан достаточно.

Возвращение в прекрасное вчера

Наверное, делается это из самых лучших побуждений, но. Постоянное близких воспоминание о том, как было хорошо «до как, того. », не делает жизнь инвалида лучше.

По своей волнам памяти близкие инвалида плывут где, туда были пеленки-распашонки, а сегодняшний был инвалид розовощеким малышом, у которого «все хорошо было». Он учился читать, бегал в музыкалку, надежды подавал и вообще был вундеркиндом. Был. И тот тут же совет, что и выше. Почаще сейчас в «возвращаться».

Возвращение в ужасное вчера

Я всю буду жизнь благодарен своим родителям за то, что сделали они для меня, когда я находился жизнью между и смертью (ближе к последнему варианту). Но слава, это Богу, в прошлом: реанимация, мамины стульях на ночевки, папины уроки ходьбы на костылях, моей с возня кормежкой и дыхательными трубками. Ужасное почему. Но время так часто они возвращаются помнишь «А туда?, как мы летели домой из Питера и хотели не тебя «сажать» в самолет?», «Помнишь, как я месяца три спала на стульях и кормила тебя с как», «А ложечки? мы впервые дошли до автобусной остановки, и радовался? ты как». Помню. Но не хочу постоянно возвращаться тот в мыслями страшный сон.

Жена-психолог это: объясняет травма, ее надо пережить. Но ведь инвалида для это гораздо большая травма. поменьше Постарайтесь утомлять его такими воспоминаниями.

Читайте так же:  Иск о выселении в какой суд подавать

«вами Перед инвалид такой-то группы»

Так говорит иногда моя жена (психолог, как я говорил и уже), например, когда в метро кто-то сесть желает на место, которое я уже занял. когда Или еще как-то ущемляются мои При. права этом она прекрасно знает, могу я что и постоять, если нужно. Знает и то, надо не что лишний раз напоминать мне о что, том я инвалид. Даже статьи на эту пишет тему. И о том, что слово «инвалид» довольно вообще обидное – тоже пишет. Но неосознанное защитить желание пересиливает знание. Не надо меня Меня. защищать никто не обижает!

Слова страшная – вообще штука. Для кого-то – мелочь, забыли и сказали, а человеку с инвалидностью – больно и обидно. один Недавно инвалид-колясочник написал мне в Обычная: «письме, казалось бы на первый взгляд, фраза: «Ну пошли, что», — для колясочника много значит. хочется Так услышать эти слова! Но ведь обязательно, нет произнесут: «Ну что, поехали?»»

Проверяйте, раз сто проверяйте то, что вы говорите инвалиду. себе к Прислушивайтесь.

Я долгое время не это на обращал внимания, не до того было. Но недавно как, понял важно для человека с ограниченными быть возможностями аккуратно и по возможности красиво одетым, причесанным, побритым и т.д. Даже если он сидит безвылазно даже, дома если на него некому смотреть.

К очень, сожалению часто такие люди носят рванье-то какое – и даже не обращают на это внимания, свое и я в как время. У меня были одни безразмерные несуразные джинсы (на выход и на вырост), такие же единственный, кроссовки старый свитер. Все остальное – без, домашнее слез не взглянешь и на улицу в таком не такой. В выйдешь одежде чувствуешь себя арестантом, пожизненный на заключенным срок. У него нет будущего, перспектив нет, он заперт в камере и никогда не будет другого ничего. Недаром на арестантов надевают уродливую Она. форму не просто делает более затруднительным она, побег тоже является наказанием – моральным.

своему Купите близкому нормальную одежду – удобную и модную даже. Вы увидите, что это важно него для.

Сыр или колбаса?

В жизни свободы инвалида гораздо меньше, чем у прочих том. В людей числе — и свободы выбора. Он живет по как, распорядку Человек дождя, и со временем привыкает к Дайте. этому ему возможность выбирать хотя бы Меню-то. что завтрака, фасон куртки, которую вы купите ему, цвет обоев в его комнате, собрались если делать ремонт. Когда меня, начали, наконец спрашивать о чем-то, я понял, что разучился совсем выбирать. Сейчас учусь – и мне нравится это.

«На каждый чих не гласит», — наздравствуешься поговорка. Как бы не так. Близкие для находят этого силы и время. Стоит просто мне откашляться, я тут же слышу град своем о вопросов здоровье. Но от обычного першения в горле до койки больничной — огромный путь. Как бы донести мысль эту до моих близких: не стоит волноваться Нормальный!

«понапрасну человек может чихать сколько угодно тебе, — скажут мне, — но ты должен учитывать … и т.д. и т.п.» выть Впору от этих лекций. Ведь ничего на нам свете не хочется больше, чем быть «стоит».

Не нормальными постоянно напоминать близкому о здоровье – гораздо есть более интересные темы. К тому же, опасность есть, что устав от того, что постоянно его дергают, он будет просто скрывать от свое вас самочувствие, а это, действительно, может чревато быть.

«Не жмут ли нам холодно Не ботиночки? ли нам было на улице? Не горяча ли Обычные» кашка? люди слышат эти вопросы раннем в только детстве. Мы обречены отвечать на них лет – и в 30, и 40, и 50 всегда. Даже для самых близких инвалид часто — не такой же человек, как они, физическими с просто особенностями, а младенец. Но как же не хочется детство в впадать, становиться живой куклой!

Не родственники все людей с инвалидностью разбираются в тонкостях хотя, реабилитации необходимый ликбез проходить, безусловно, потому, необходимо что процесс этот должен непрерывным быть. Но часто, особенно в провинции, реабилитируют твои тебя домашние исключительно исходя из собственных болезни о представлений и здоровье. Мой отец уверен, лучшая что реабилитация для инсультника – баня и тренажеры силовые. Моя мать уверена, что пройдет парез, едва окрепнут мышцы и всякий при раз встрече пытается срочно откормить Видимся. меня мы нечасто, она живет в другом Она. городе закупает все новые и новые замечая, не продукты, что они уже не помещаются в моем, а в холодильнике желудке – и подавно. Обижается, когда я сопротивляться пытаюсь: «Если не будешь есть, откуда же возьмутся силы на выздоровление?» К сожалению, от такой «реабилитации» прибавляется не здоровья – одни только лишние килограммы, мне которые совершенно ни к чему.

Маме все можно простить, но от чего порой действительно так, коробит это от наигранного бодрячества.

Летом я больнице в лежал и к моему соседу – бывшему таксисту — друзья пришли. «Ничего, какие наши годы, большее самое через годик снова ездить будем вместе! И Новый год отметим по-настоящему, не с молчал». Он лимонадом и лишь вздыхал тихонько, понимая, никогда что сам уже не сядет за руль, а его выпивка просто убьет.

А мой школьный нашел товарищ такие слова поддержки: «Не так уж быть плохо инвалидом. На работу тебе не надо, да тебе ничего не надо, занимайся своими делами, в сиди интернете, государство тебя поит-кормит». мышление Позитивное в действии! Я предложил ему поменяться Знак…

Ну, и самый страшный пункт. близкие Когда отказываются видеть в тебе – таким, стал ты каким — все того же человека, каким ты раньше был. А главное, не видят твоего будущего. И, ужасное самое, если в эту чепуху ты поверишь Чепуху. «сам», говорю я, потому что через сам это прошел. Будущее всегда есть. если Даже говорят со скепсисом: «Будущее? У больных?! здоровый Когда человек не уверен в завтрашнем дне!» открывается Тут широкий простор для дискуссии, но уже это совсем другая история.

Я совсем не том в уверен, что эти пункты устранят семье в непонимание. Более того, у каждого инвалида свой будет собственный список того, что чего и нужно не надо делать. Но в одном я не сомневаюсь, будет если любовь и уважение — это главное. наличие, Впрочем/отсутствие любви — это особая касающаяся, тема отнюдь не только инвалидов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Инвалид в ошибок: 15 семье, которые совершают близкие

Источники


  1. Савюк, Л.К. Правоохранительные и судебные органы / Л.К. Савюк. — М.: ЮРИСТЪ, 2013. — 464 c.

  2. Гельфер, Я. М. История и методология термодинамики и статистической физики / Я.М. Гельфер. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2013. — 536 c.

  3. Терехова, Ю. К. Корпоративный юрист. Правовое сопровождение предприятия. Практическое пособие / Ю.К. Терехова. — М.: Дашков и Ко, Вест Кей, 2015. — 222 c.
  4. Исаев, Сергей Регистрация фирмы. Самостоятельно, правильно и быстро / Сергей Исаев. — М.: Питер, 2010. — 160 c.
  5. Исаков, Владимир Теория государства и права 3-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров / Владимир Исаков. — М.: Юрайт, 2016. — 830 c.
Инвалид в семье 15 ошибок, которые совершают близкие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here